Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

На каком языке совершать намаз?

News image

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Школа ислама

Взгляд на мир через призму веры

News image

Вся хвала и благодарность должны быть вознесены Господу миров. Только у Него мы...

Курпа Мечеть

News image

Средневековая Бухара — феномен искусства зодчих. XVI—XVII вв, особенно начало XVI в., бы...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

https://medius-shop.kz бактерицидная настенная лампа облучатель.

Авторизация




ВАХШИ ИБН ХАРБ
Библиотека - ИСТОРИИ О СПОДВИЖНИКАХ ПРОРОКА

Он убил лучших людей после Мухаммада… Но он также убил и худших людей.

Из высказываний историков

Кто же этот человек, который нанёс кровавую рану в сердце Посланника Аллаха, убив его дядю Хамзу ибн Абдель Мутталиба в битве при Ухуде?

Кто же он, кто впоследствии излечил сердца мусульман, убив лжепророка Мусайлиму в день аль-Йамамы?

Этим человеком был Вахши ибн Харб аль-Хабаши, получивший прозвище Абу Дасама.

Его история драматична, кровава и печальна. Приготовься же, о читатель, выслушать её так, как он сам рассказывает драму своей жизни.

Итак, слово самому Вахши:

“В детстве я был рабом одного из вождей курайшитов по имени Джубайр ибн Мутым.

В битве при Бадре его дядя Туайма пал от руки Хамзы ибн Абдель Мутталиба. Мой хозяин крайне тяжело переживал эту утрату, а затем поклялся своими божествами ал-Лат и аль-Уззой отомстить за смерть дяди, покончив с его убийцей, чего бы это ни стоило.

После этого он стал выжидать удобного случая, чтобы убить Хамзу”.

* * *

Вахши ибн Харб далее рассказывал:

“Вскоре после этого курайшиты решили выступить в поход к Ухуду, чтобы покончить с Мухаммадом ибн Абдуллой и отомстить за своё поражение при Бадре.

Курайшиты собрали свои собственные войска, а также привлекли силы союзников, тщательно всё подготовили и назначили Абу Суфьяна ибн Харба командующим армии.

Абу Суфьян счёл необходимым включить в состав выступающих в поход войск отряд знатных курайшиток, которые потеряли в битве при Бадре своих отцов, сыновей, братьев или кого-нибудь из родственников. Задача этих женщин состояла в том, чтобы вдохновлять войска в бою и не допускать бегства мужчин. Женское подразделение возглавляла жена Абу Суфьяна Хинд Бинт Утаба, отец, дядя и брат которой были убиты в битве при Бадре...

Перед самым выступлением армии в поход Джубайр ибн Мутым обратился ко мне и спросил:

— Не хотелось бы тебе, о Абу Дасама, избавиться от рабства?

— А кто это может сделать? — спросил я.

— Я могу это сделать, — сказал Джубайр.

— Каким образом? — спросил я.

Он ответил:

— Если ты убьёшь Хамзу ибн Абдель Мутталиба, дядю Мухаммада, отомстив тем самым за смерть моего дяди Туаймы ибн Ади, убитого им, то ты свободен.

— А кто даст мне гарантию того, что это действительно так? — спросил я.

— Да кто угодно! Могу засвидетельствовать это перед всеми публично, — ответил он.

— Я готов, и я сделаю это, — заявил я”.

Далее Вахши продолжал:

“Я был эфиопом по происхождению и был обучен искусному метанию ножей без промаха.

Взяв своё копьё, я отправился в поход со всей армией. Я находился в арьергарде рядом с женщинами и страстно стремился в бой...

Всякий раз, когда я проходил мимо жены Абу Суфьяна Хинд, или же она, пройдя мимо меня, замечала сияющее на солнце копьё в моей руке, то восклицала:

— О Абу Дасама! Избавь наши сердца от неукротимой ярости к Мухаммаду и его двоюродному брату…

Когда мы достигли Ухуда, и две армии сошлись в яростном бою, я бросился искать Хамзу ибн Абдель Мутталиба, которого я знал раньше. Однако Хамза не собирался ни от кого скрываться, поскольку на его голове было укреплено страусиное перо, чтобы его видели его соратники. Этот обычай был принят у храбрых и отважных воинов среди арабов.

Очень скоро я заметил Хамзу, который, подобно могучему верблюду пепельной масти, отважно сражался в самой гуще схватки. Он буквально разрубал своим мечом солдат противника на части, и никто не мог устоять или противостоять этому чудовищному напору. Когда я готовился напасть на него и поджидал, прячась за деревом или камнем, пока Хамза приблизится ко мне, я увидел, как к нему подскакал курайшитский воин по имени Сибаа ибн Абдель Узза с криком:

— Выходи на поединок, о Хамза! Выходи на поединок со мной.

Хамза принял вызов и крикнул:

— Давай, подходи ко мне, о сын язычницы! Давай ко мне!

Хамза бросился на него и первым нанёс удар мечом. Сибаа замертво рухнул на землю перед Хамзой, обливаясь кровью...

В этот момент я занял удобную позицию по отношению к Хамзе и начал прицеливаться копьём, ожидая выгодного момента. Наконец я метнул своё копьё, которое попало Хамзе в нижнюю часть живота и вышло между ног.

Он тяжело сделал пару шагов в направлении меня, а затем рухнул на землю. Копьё наполовину торчало из его тела. Убедившись, что он мёртв, я подошёл к нему и выдернул копьё. Затем я вернулся в палатку и уселся там. Больше мне никто не был нужен, так как я убил Хамзу ради своего освобождения…”

* * *

Далее Вашхи продолжал:

“Сражение постепенно усиливалось и, хотя шло с переменным успехом, кольцо в окружении вокруг Мухаммада становилось всё теснее, а убитых всё больше.

В это время группа женщин под предводительством Хинд Бинт Утабы подошла к убитым мусульманам, и они начали творить над нами всяческие надругательства. Сама Хинд и другие вспарывали им животы, выкалывали глаза, вырезали носы и отсекали уши. Затем Хинд сделала из носов и ушей ожерелье и серьги, повесив их на себя. Свои же серьги и ожерелье она бросила мне со словами:

— Это тебе, о Абу Дасама... Возьми их себе и сохрани, так как это ценные вещи.

Когда битва при Ухуде завершилась, я вместе с армией вернулся в Мекку. Джубайр ибн Мутым выполнил данное мне обещание и сбросил с меня ярмо рабства. Я стал свободным человеком...”

* * *

Вахши далее рассказывал:

“Однако призыв Мухаммада и его религия крепли день ото дня. С каждым днём мусульман становилось всё больше. По мере того, как религия Мухаммада становилась всё более популярной среди людей, я впадал всё в большую тоску, и в моей душе рос страх, постепенно захватив её целиком.

В таком состоянии я и продолжал пребывать, пока в Мекку не вступил Мухаммад во главе огромной освободительной армии.

Тогда мне пришлось бежать в Таиф, чтобы найти там убежище.

Однако в скором времени и население Таифа начало склоняться к Исламу. Они выбрали делегацию, которая должна была встретиться с Мухаммадом и объявить ему об их переходе в исламскую веру. Тут уже всё начало валиться у меня из рук, и земля для меня стала очень узкой, несмотря на её обширность, а многие дороги оказались для меня закрытыми. Я сказал себе: “Отправлюсь-ка я в аш-Шам, Йемен или ещё в какую-нибудь страну”.

И вот, когда я пребывал в таком крайнем смятении, надо мною смилостивился один мудрый человек, сказав мне:

— Горе тебе, о Вахши! Клянусь Аллахом, но Мухаммад никого не убивает из тех, кто принял его религию и произнёс свидетельство Божественной Истины: “Нет божества кроме Аллаха, и Мухаммад — Посланник Аллаха”.

Едва услышав от него эти слова, я тут же собрался и направился в Йасриб, стремясь встретиться с Мухаммадом. Прибыв туда, я начал расспрашивать людей о нём, пока не узнал, что он находится в мечети. Тихо и осторожно подойдя к нему, я остановился над его головой, так он стоял коленопреклоненным, и сказал:

— Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад — Его раб и Посланник Его.

Услышав две формулу шахады, Пророк поднял на меня свой взор, и, узнав меня, воскликнул:

— О Вахши, это ты?

— Да, о Посланник Аллаха, — ответил я.

— Садись и расскажи мне, как ты убил Хамзу, — повелел Пророк.

Сев рядом с ним, я всё ему рассказал. Когда я закончил своё повествование, Пророк, отвернувшись от меня, сказал:

— Горе тебе, о Вахши! Прочь с глаз моих, чтобы я тебя больше не видел с этого дня...

С того самого дня я всячески старался не попадаться на глаза Пророку. Если на собрании, например, люди садились перед ним, то я выбирал место сзади него.

Всё так и продолжалось до тех пор, пока Посланник Аллаха не отправился к своему Владыке”.

* * *

Далее Вахши продолжал:

“Несмотря на то, что я знал, что принятие Ислама списывает все грехи, совершённые ранее, я продолжал ощущать великую тяжесть содеянного мною и огромный ущерб, нанесённый этим Исламу и всем мусульманам. Я очень стремился воспользоваться подходящей возможностью, чтобы искупить совершённое преступление”.

* * *

Далее Вашхи рассказывал:

“Когда Посланник Аллаха скончался, халифатство перешло к его сподвижнику Абу Бакру. В это же время племя Бану Ханифа под предводительством лжепророка Мусайлимы отказалось от Ислама и впало в ересь. Халиф Посланника Аллаха снарядил армию для войны с Мусайлимой, чтобы возвратить его племя Бану Ханифа в лоно религии Аллаха.

Тут я сказал себе: “Клянусь Аллахом, о Вахши, это твой шанс, и ты должен его использовать. Ни в коем случае не упускай его из рук”.

Я выступил в поход вместе с войсками мусульман, взяв своё копьё, которым я убил главного мусульманского мученика Хамзу ибн Абдель Мутталиба. Кроме того, я поклялся самому себе, что либо убью Мусайлиму, либо удостоюсь чести пасть смертью шахида.

Когда мусульмане атаковали Мусайлиму и его армию в Акраба, он вместе со своими приверженцами пытался найти убежище на участке, огороженном стеной [хадика — араб. “сад”, “парк”; это место впоследствии стали называть “садом смерти” — Ред.], и завязалась яростная схватка с врагами Аллаха, я начал искать самого Мусайлиму. Я увидел его стоящим с мечом в руке, в то время как один из ансаров, подобно мне, наблюдал за ним. Очевидно, обоим нам хотелось убить его...

Заняв выгодную позицию, я прицелился копьём и, приноровившись, метнул его. Копьё попало в цель...

В тот же самый момент, когда я метнул в Мусайлиму своё копьё, человек из ансаров подскочил к нему и нанёс удар мечом...

Одному Господу известно, кто из нас двоих убил его. Если это сделал я, то значит, что я убил лучшего человека после Мухаммада... и худшего из людей также...”

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить