Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

На каком языке совершать намаз?

News image

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Школа ислама

Минарет в Вабкенте

News image

Минарет в Вабкенте — одно из самых изысканных творений зодчих Узбекистана. Дата на...

Далгат из Гергебиля (1884–1984)

News image

О, солнце, что освещаешь Бакия, Какую ты радость принесло от Расула (мир ем...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

Авторизация




Поход в долину Хунайн в восьмом году хиджры
Библиотека - ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРОРОКА МУХАММАДА

Когда племена Хавазин услышали, что Посланник Аллаха завоевал Мекку, их собрал Малик ибн Ауф ан-Насри. Вместе с племенами Хавазин к нему присоединились племена Сакиф полностью, собрались племена Наср и Джушам полностью, а также Саад ибн Бакр, небольшая группа людей из Бану Хилаль, кроме них из племен Кайс Айлан никого не было; из племен Хавазин не присутствовали в сборе Кааб и Килаб — из них не принял участия ни один именитый человек. Во главе Бану Джушам был Дурайд ибн ас-Симма, старый человек, который мог давать только советы и использовать свой военный опыт, а был он многоопытным шейхом. Во главе племени Сакиф стояли два предводителя: клан аль-Ахлаф возглавлял Кариб ибн аль-Асвад, а клан Бану Малик Зу аль-Химар — Сабиа ибн аль-Харс и его брат Ахмар ибн аль-Харс. А всеми людьми командовал Малик ибн Ауф ан-Насри.

Когда собрался выступить против Посланника Аллаха, решил взять с собой стада, женщин и детей. Когда Малик остановился в долине Аутас, к нему стали подходить люди и среди них Дурайд ибн ас-Симма, который сидел в паланкине, укрепленном на спине верблюда. Спустившись на землю, он спросил: «В какой долине вы находитесь?» Ответили: «В долине Аутас». Он сказал: «Хорошее место для конницы: нет бугров и ложбинок, нет вязкой почвы. Но что это? Я слышу рев верблюда, рев осла, плач младенца и блеяние овец». Ответили: «Малик ибн Ауф увел вместе с людьми их стада, женщин и детей». Спросил: «А где он — Малик?» Ему показали его и позвали к нему. Он сказал: «О Малик! Ты стал главой своего племени. Этот день — решающий. Почему я слышу рев верблюда, рев осла, плач младенца и блеяние овец?» Ответил: «Вместе с людьми я увел и их стада, детей и женщин». Спросил: «А зачем это?» Ответил: «Я хотел, чтобы за спиной каждого человека были его семья, его скот, чтобы он воевал за них». Дурайд прикрикнул на него и сказал: «Пастух овец, ей-богу! Разве побежденного человека что-нибудь сможет удержать? Тебе нужен человек только со своим мечом и копьем для победы. А если ты потерпишь поражение, потеряешь семью и скот». Потом спросил: «А что сделали Кааб и Килаб?» Ответили: «От них никто не пришел». Сказал: «Вот не было с вами людей решительных и серьезных. Если бы это сражение давало величие, то племена Кааб и Килаб не отказались бы прийти. Я хотел бы, чтобы вы сделали то же самое, что и Кааб и Килаб. А кто пришел от вас?» Ответили: «Амр ибн Амир и Ауф ибн Амир». Сказал: «Эти оба слабые из рода Амира: от них ни пользы, ни вреда. О Малик! Ты ничего не сделал для того, чтобы уберечь лучших людей Хавазин от лошадей. Подними их на недоступное место в их стране, на высокое место. Потом нападай на вероотступников, т. е. на мусульман. Если победа будет за тобой, они присоединятся к тебе; а если ты будешь побежден, ты спасешь свою семью и свой скот». Малик ответил: «Нет, клянусь Аллахом, я этого не сделаю! Ты стар уже, и ум твой помутился. Ей-богу, слушайте меня, о люди Хавазин, или я проткну себя этим мечом». Он не хотел, чтобы Дурайд ибн ас-Симма принимал участие в деле или высказывал свое мнение. Люди сказали: «Мы тебе подчиняемся».

Потом Малик людям сказал: «Когда увидите их, выхватывайте свои мечи, ломайте ножны и нападайте как один человек».

Рассказал мне Умаййа ибн Абдаллах: «Ему говорили, что Малик ибн Ауф послал в разведку своих людей. Они вернулись к нему с разорванными путами со страха. Малик спросил: «Горе вам!! Что с вами случилось?» Ответили: «Мы увидели белых людей на пегих лошадях. Ей-богу, мы не смогли удержаться, и произошло с нами то, что видишь». Даже это не удержало Малика от его намерений.

Когда Пророк услышал о них, послал к ним Абдаллаха ибн Абу Хадрада аль-Аслами, приказав ему побыть среди людей и узнать об их делах, потом вернуться и рассказать обо всем. Ибн Абу Хадрад отправился к людям Хавазин, проник в их среду, побыл среди них, пока не услышал и не узнал об их решимости воевать против самого Посланника Аллаха. Он слушал самого Малика и выяснил планы Хавазин. Потом вернулся к Пророку и сообщил ему об этом. Пророк позвал Омара ибн аль-Хаттаба и сообщил ему эту весть. Омар воскликнул: «Лжет Ибн Абу Хадрад!» Ибн Абу Хадрад ему возразил: «Если ты обвиняешь меня во лжи, то ты тем самым отвергаешь правду, о Омар. Ты говоришь неправду тому, кто лучше меня». Омар обратился к Пророку: «О Посланник Аллаха! Ты слышишь, что говорит Ибн Абу Хадрад?» Пророк сказал: «Ты ошибался. Да наставит тебя Аллах на путь правильный, о Омар!»

Когда Пророк решил выступить против Хавазин, ему сказали, что у Сафвана ибн Умаййи есть доспехи и оружие. Пророк обратился к нему (а Сафван тогда был язычником) со словами: «О Абу Умаййа! Одолжи нам свое оружие — мы с этим оружием встретим завтра нашего врага!» Сафван спросил: «Отнимаешь силой, о Мухаммад?» Ответил: «Нет, в долг, с гарантией вернуть их тебе». Абу Умаййа сказал: «В этом нет вреда», отдал ему сто кольчуг с достаточным количеством оружия. Утверждают, что Посланник Аллаха попросил его доставить оружие и доспехи, и Абу Умаййа сделал это.

Потом Посланник Аллаха выступил с двумя тысячами жителей Мекки. К ним присоединились десять тысяч его сподвижников, выступивших вместе с ним на завоевание Мекки. Всего было Двенадцать тысяч человек. Пророк назначил Аттаба ибн Усайда главой Мекки, чтобы возглавить оставшихся людей. Потом Пророк направился к своей цели — навстречу с племенами Хавазин.

Рассказал мне Ибн Шихаб аз-Зухри со слов Синана ибн Абу Синана ад-Давали, со слов Абу Вакида аль-Лайси, что аль-Харс ибн Малик говорил: «Мы выступили вместе с Посланником Аллаха. Мы только что порвали с язычеством. Пришли вместе с ним в долину Хунайн. У курайшитских язычников и других арабских племен было огромное зеленое дерево, которое они называли «Зат Анват» — «Имеющее подвески». Каждый год они приходили к нему, вешали на него свое оружие, там же совершали обряды жертвоприношения и посвящали этому один день. Когда мы шли вместе с Посланником Аллаха, увидели большое зеленое дерево-лотос. С обеих сторон дороги стали просить Посланника Аллаха, чтобы он сделал и для нас «Зат Анват», как у них. Пророк воскликнул: «Аллах велик! Вы сказали, клянусь тем, в чьих руках душа Мухаммада, так же, как народ Моисея: сделай нам такое же божество, как у них!» Он ответил: «Вы — люди невежественные! Это — обычай. Тогда вы будете придерживаться обычаев тех, кто был до вас».

Мне передал Асим ибн Омар со слов Абд ар-Рахмана ибн Джабира, со слов своего отца Джабира ибн Абдаллаха, который рассказывал: «Дойдя до долины Хунайн, мы спустились в одну из лощин Тихамы — широкую и низкую, в которую мы в буквальном смысле спустились. Были утренние сумерки. Люди Хавазин пришли в долину раньше нас, устроили засады против нас в ущельях, извилинах и проходах. Они были готовы к бою. Ей-богу, когда мы спускались, нас охраняли лишь небольшие отряды. Хавазиниты напали на нас, как один человек, и люди побежали назад, не обращая внимания друг на друга».

Посланник Аллаха отошел на правую сторону и крикнул: «Куда, о люди! Идите ко мне! Я — Посланник Аллаха! Я — Мухаммад ибн Абдаллах!» И ничего. Верблюды наскакивали один на другого. Люди устремились назад. Вместе с Посланником Аллаха осталась группа мухаджиров и ансаров, а также члены его семьи. Среди оставшихся вместе с ним мухаджиров были Абу Бакр и Омар, из членов его семьи — Али ибн Абу Талиб, аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб, Абу Суфьян ибн аль-Харс и его сын, аль-Фадль ибн аль-Аббас, Рабиа ибн аль-Харс, Усама ибн Зайд, Айман ибн Умм Айман. А человек на красном верблюде с черным знаменем, прикрепленным к острию длинного копья, возглавлял людей Хавазин. Когда он догонял кого-нибудь, наносил удар копьем ему, а когда люди обгоняли его, он бил по тем, кто был позади него. А хавазиниты следовали ему.

Когда люди побежали и оставшиеся вместе с Пророком мекканцы увидели это бегство, некоторые из них высказали таившуюся у них в душе злобу. Абу Суфьян ибн Харб воскликнул: «Теперь они будут бежать до моря. Стрелы, при помощи которых он делит добычу, у него в колчане». Джабала ибн аль-Ханбал (Ибн Хишам сказал: «Калада ибн аль-Хандал, он был вместе со своим братом Сафваном ибн Умаййа, пребывающим в язычестве в течение того срока, который отпустил ему Пророк) крикнул: «Что, уже колдовство не действует сегодня?» Сафван ему прикрикнул: «Замолчи, ты говоришь ерунду! Ей-богу, лучше пусть мной командует курайшит, чем хавазинит».

Шайба ибн Осман ибн Абу Тальха рассказывал: «Я сказал себе: «Сегодня уж я отомщу. (Его отец был убит в битве при Ухуде.) Сегодня я убью его». Я повернулся к Посланнику Аллаха, чтобы убить его. И тут что-то схватило меня за сердце и не отпускало. Я понял, что он защищен от меня».

Некоторые мекканцы мне говорили, что Пророк, отправляясь из Мекки в Хунайн, увидев многочисленность находящихся вместе со ним воинов Аллаха, сказал: «Сегодня уж нас не смогут победить из-за нашей малочисленности». Некоторые люди утверждали, что так сказал один человек из Бану Бакр.

Рассказал мне аз-Зухри со слов Кусаййира ибн аль-Аббаса, со слов своего отца аль-Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба, который говорил: «Я был вместе с Посланником Аллаха, держал за удила его белого мула. Я удерживал мула. Я был человеком крупным, имел сильный голос. Посланник Аллаха, увидев, что делают люди, крикнул: «Куда, о люди?» Я вижу, что люди ни на что не обращают внимания. Потом Пророк сказал: «О Аббас! Кричи: «О ансары О люди клятвы!» Люди ответили: «Вот я, вот я!» Человек пытается удержать и повернуть своего верблюда, но никак не может этого сделать. Тогда он снимает свои доспехи, кидает их на шею верблюда, берет меч и щит, прыгает с верблюда, отпускает его, направляется на голос и приходит к Посланнику Аллаха».

Когда вокруг Пророка собралось сто человек, они встретили хавазинитов, стали сражаться. Первым прозвучал призыв: «О ансары!» Потом кричали: «О хазраджиты!» Они отличались выносливостью в войне. Пророк встал во главе верховых верблюдов и, посмотрев на поле боя, сказал: «Сейчас разгорится жаркий бой».

Рассказал мне Асим ибн Омар ибн Катада со слов Абд ар-Рахмана ибн Джабира, со слов отца своего Джабира ибн Абдаллаха, который говорил: «И вот этот человек из Хавазин на своем верблюде со знаменем в руке делает то, что делает. К нему устремились Али ибн Абу Талиб и один из ансаров. Али ибн Абу Талиб подошел к нему сзади и ударил по поджилкам верблюда. Верблюд осел назад. Ансар набросился на хавазинита, нанес ему удар и отрубил ему полноги с хрустом. Человек свалился с седла. И ей-богу, когда вернулись убежавшие люди, они увидели возле Пророка связанных пленных».

Пророк обернулся к Абу Суфьяну ибн аль-Харсу ибн Абд аль-Мутталибу — он устоял тогда вместе с Пророком, был хорошим мусульманином после принятия ислама, — держащемуся за подхвостник его мула, и спросил: «Кто это?» Тот ответил: «Это я, потомок твоей бабушки, о Посланник Аллаха!»

Рассказал мне Абдаллах ибн Абу Бакр, что Посланник Аллаха обернулся и увидел Сулайма, дочь Мильхана. Она была вместе со своим мужем Абу Тальхой. Ее живот был обернут плащом — она была беременна Абдаллахом ибн Абу Тальхой. Вместе с ней был верблюд Абу Тальхи. Она боялась, что верблюд ее не послушается, и, наклонив голову верблюда, держалась за кольцо в носу верблюда вместе с поводом. Пророк спросил: «Умм Сулайм?» Она ответила: «Да, о Посланник Аллаха! Убей этих, которые бегут от тебя, так же, как ты убиваешь тех, которые сражаются. Они этого заслуживают». Пророк сказал: «Может избавить Аллах, о Умм Сулайм». У нее был кинжал. Абу Тальха ее спросил: «Зачем тебе этот кинжал, о Умм Сулайм?» Ответила: «Я взяла этот кинжал с собой: если приблизится ко мне кто-нибудь из язычников, воткну его в него». Абу Тальха воскликнул: «Ты слышишь, Посланник Аллаха, что говорит Умм Сулайм с гноящимися глазами?»

Направляясь в Хунайн, Посланник Аллаха присоединил Бану Сулайм к племени ад-Даххак ибн Суфьян ал-Килаби — они были вместе с ним.

Рассказал мне Абдаллах ибн Абу Бакр, которому передали рассказ Абу Катады аль-Ансари; рассказал мне один из верных друзей со слов Нафиа, раба Бану Гифар Абу Мухаммад, со слов Абу Катады. Абу Катада рассказал: «Во время битвы в Хунайне я увидел двух сражающихся людей: мусульманина и язычника. И вот один из язычников хочет помочь своему приятелю-язычнику против мусульманина. Я подошел к нему, ударил его по руке и отрубил ему руку. Он схватил меня другой рукой и, ей-богу, не отпускал меня до тех пор, пока я не учуял запах крови (как говорит Ибн Хишам, имеется в виду запах смерти). Он чуть не убил меня. Если бы он не истек кровью, то убил бы меня. Он упал. Я нанес ему удар и убил его. Разгорающееся сражение отвлекло меня от него. Один из мекканцев проходил мимо него и ограбил его. Когда бой утих и мы отразили нападение, Пророк объявил: «Вещи убитого принадлежат тому, кто его убил». Я тогда сказал: «О Посланник Аллаха! Ей-богу, я убил одного, но бой отвлек меня от него. А я не знаю, кто взял его вещи». Один мекканец сказал: «Он говорит правду, о Посланник Аллаха. Вещи этого убитого у меня. Пусть он уступит свою добычу мне!» Абу Бакр ас-Сиддик воскликнул: «Нет, клянусь Аллахом, он не уступит тебе. Ты хочешь делить добычу тех, кто сражается за религию Аллаха, как лев. Верни ему вещи убитого!» Пророк его поддержал: «Он прав. Верни ему его добычу!» Абу Катада рассказ свой заканчивает словами: «Я взял у него добычу, продал и купил за нее пальмовую рощу — это было первое мое приобретение».

Рассказал мне заслуживающий доверия человек со слов Абу Саламы, со слов Исхака ибн Абдаллаха ибн Абу Тальхи, со слов Анаса ибн Малика, который говорил: «Абу Тальха во время битвы в Хунайне один снял добычу с двадцати человек».

Рассказал мне Абу Исхак ибн Йасар со слов Джубайра ибн Мутима, который говорил: «Я увидел еще до бегства хавазинитов, когда люди сражались, как что-то, похожее на полосатую ткань, спустилось с неба и упало между ними и людьми из Хавазин. Я видел, как черные муравьи расползлись по долине и заполнили ее. Я не сомневаюсь, что это были ангелы. После этого наступило неотвратимое поражение хавазинитов».

Когда хавазиниты побежали, разгорелось сражение с Бану Малик из племени Сакиф. Было убито семьдесят человек из них под знаменем сакифитов, которое находилось в руках Зу аль-Химар. Когда он был убит, знамя взял Осман ибн Абдаллах и сражался с ним до тех пор, пока не был убит.

Мне Амир ибн Вахб сказал: «Когда дошла весть об его убийстве до Посланника Аллаха, он сказал: «Да уберет его Аллах! Он ненавидел курайшитов».

Рассказал мне Йакуб ибн Утба, что вместе с Османом ибн Абдаллахом был убит его слуга — христианин, необрезанный. И вот когда человек из ансаров стал снимать одежду с убитых сакифитов, обнаружил среди них раба, необрезанного. Он во весь голос крикнул: «О арабы! Бог знает что: сакифиты не обрезаны!» Аль-Мугира ибн Шуаба расказывал: «Я схватил его за руку, испугавшись, что его слова дойдут до арабов, и сказал: «Не говори этого, да будут твоим выкупом отец мой и мать моя. Это наш слуга — христианин». Потом я стал ему показывать убитых, говоря: «Разве ты не видишь, что они обрезаны».

Знамя клана аль-Ахлаф было у Кариба ибн аль-Асвада. Когда люди побежали, он прислонил свое знамя к дереву и побежал вместе со своими двоюродными братьями и со всем кланом аль-Ахлаф. Из клана аль-Ахлаф были убиты только двое: человек из Бану Гийара по имени Вахб и другой человек из Бану Кинна по имени аль-Джулах. Услышав о смерти аль-Джулаха, Пророк сказал: «Сегодня убит предводитель молодежи сакифитов, если бы не было ибн Хунайды». Он под именем ибн Хунайды имел в виду аль-Харса ибн Увайса.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить