Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Источник чудес

News image

В исламском мире известны сотни научных трудов о божественных чудесах Ко...

Школа ислама

Повторы слов в Коране

News image

Многие упомянули о научных и исторических феноменах, с которыми мы сталкиваемся при гл...

Ислам и пожарная безопасность. Еще 1400

News image

В современных условиях эффективная деятельность всей инфраструктуры общественной жизни невозможна без создания бе...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

Авторизация




«Достижимо ли единство российских мусульман?»
Ислам - сегодня, завтра - Ислам в России

«достижимо ли единство российских мусульман?»

19 марта в Москве в студии ТРК «Исламский мир» состоялась очередная дискуссия представителей мусульманской общественности. Серия бесед посвящена актуальным проблемам развития Ислама в России. В обсуждении темы «Достижимо ли единство российских мусульман?» приняли участие Мухаммед Саляхетдинов (М. С.), председатель ассоциации общественных объединений «Собрание», и Марат Алимов (М. А.), имам мусульманской общины «Милость» московского района Бутово. Вел программу, которая была показана первым в России исламским интернет-телеканалом, Абдулла Ринат Мухаметов (А. М.). Представляем вашему вниманию сокращенную стенограмму беседы.

С чего начинается мусульманское единство в России

А. М. Мухаммед-хаджи, среди мусульман нашей страны, наверное, нет таких, кто не говорит о необходимости объединения, но реально пока мало что делается. Может, все оставить, как есть, и не стоит постоянно пытаться консолидировать умму?

М. С. Понятие «объединение» очень широкое. Все зависит от того, какой смысл в него вкладывать. Объединение бывает авторитарное, тоталитарное, бывает демократическое, на основах Ислама, принципе шуры – совещательности, о чем говорится в Коране. Когда мы говорим об исламском объединении, то для этого должны быть какие-то реально работающие, в данном случае на российском поле, институты, которые занимаются решением проблем конкретного мусульманского сообщества.

А. М. Тогда вопрос второму гостю. По сути, российские мусульмане никогда не были едины – ни во времена империи, ни в СССР, ни в современной РФ. В принципе, на Ваш взгляд, столь разное по этническому составу, по мазхабам, по происхождению и даже по менталитету сообщество вообще может когда-нибудь прийти к одному знаменателю?

М. А. Во-первых, я с Вами хотел бы поспорить о том, что мусульмане нашей страны никогда не были едины. В Российской империи они были консолидированы, как известно, в рамках нескольких духовных управлений. В советские годы существовал еще Комитет по делам религий. Сегодня последователи Ислама объединены вокруг нескольких центров. В целом же говоря, российские мусульмане, безусловно, должны прийти к единому знаменателю. Думаю, это скоро произойдет.

Роль духовных управлений мусульман

А. М. Мухаммед-хаджи, Вы, наверное, уже свыше 30 лет в исламском движении. Давайте вспомним 90-е годы прошлого столетия, когда российское мусульманское сообщество постиг колоссальный раскол. Шла борьба всех со всеми, которая во многом продолжается до сих пор. На Ваш взгляд, почему появившиеся многочисленные духовные управления не справились с задачей консолидировать умму? И какими путями, учитывая это, теперь надо двигаться к общему знаменателю?

М. С. Надо начать с того, что само духовное управление мусульман – структура, созданная еще царскими властями по образу и подобию православной патриархии. Она имеется только на территории бывшей Российской империи.

В этой связи ДУМы – своеобразная «мусульманская церковь» - юридически весьма ограничены. Они не должны вмешиваться ни в политические, ни порой даже в общественные дела, т. к. те зачастую связаны с политикой. Их компетенция ограничивается, условно говоря, заборами мечети. Поэтому нельзя говорить о консолидации всего мусульманского сообщества ДУМами. Последние – лишь одно из направлений.

Умма в целом – это самодостаточное сообщество, в котором есть свои правовые, общественные, экономические, образовательные и другие институты, необходимые для его нормального функционирования, а не только институт мечети.

А. М. На основе чего, Марат-хаджи, должно идти объединение? Способны ли духовные управления мусульман, на Ваш взгляд, выступить в роли некоей общей платформы?

М. А. Объединяться, прежде всего, конечно, надо на основе Корана. В организационном же плане, мне представляется, это должна быть какая-то структура. Например, Совет муфтиев России.

Но объединение должно вестись не авторитарными методами, а демократическими, на основе совещательности. Организация обязана завоевать авторитет, чтобы умма вокруг нее захотела консолидироваться. Кроме того, если бы такой структуре, как Совет муфтиев России, в которую входят самые разные общины, был бы на основе определенного соглашения, договора придан некий статус представителя мусульман страны при федеральных органах власти, то это также способствовало бы единению.

Мнение эксперта

А. М. Сейчас у нас есть возможность задать вопрос еще одному эксперту по телефону. С нами на связь выходит Дамир Мухетдинов - заместитель главы Духовного управления мусульман Нижегородской области, глава ИД «Медина».

Вопрос к Вам первый такой. Вы уже много лет разрабатываете проект Совета улемов. Может ли он стать той площадкой, которая консолидирует раздробленное мусульманское пространство России – духовенства и общественности, молодежи и «бухарских» муфтиев, сторонников разных ДУМов, практиков и теоретиков и проч.?

Д. М. Я считаю, что объединение российских мусульман является вполне достижимой реальностью. Институциональной основой для этого и должен стать Совет улемов, который призван консолидировать формирующееся информационно-аналитическое пространство уммы нашей страны. Мусульмане РФ сегодня, как никогда, нуждаются в четком понимании происходящих процессов, основанных на здравых, взвешенных, и, самое главное, обоснованных оценках, которые, как мы знаем, изначально заложены в Коране и Сунне. И, безусловно, это требует адекватных форм выражения.

Совет улемов – необходимый орган, который даст также психологическую основу для социальной мобильности мусульман и превращения их в единонаправленную, действующую силу. Я убежден, что его появление – неизбежность.

Нельзя вечно закрывать глаза на собственное несовершенство. Необходимо положить конец искусственно насаждаемой раздробленности мусульман России. Совет улемов должен сыграть здесь главную роль – сформировать догматическую основу объединительных процессов.

А. М. А где гарантии, что этот Совет не вызовет новый раскол еще по какому-то признаку?

Д. М. Тезис о том, что создание Совета улемов приведет к дополнительному расколу, фитне (смуте) происходит от незнаний глубинных процессов и основ. Этот орган не породит новые проблемы раздробленности: он не претендует ни на мечети, ни на чьи-то канонические территории, общины, мухтасибаты, не предполагает присуждение кому-либо сана муфтия и проч. Речь идет об объединении интеллектуальных мусульман для разработки теоретических документов, которые призваны стать подлинным фактором консолидации.

А. М. Вы что думаете по этому поводу…?

М. С. В нашей стране в силу сложного прошлого мусульмане, к сожалению, редко прибегают к богатому опыту исламской цивилизации, а также к современным наиболее передовым наработкам в создании исламской инфраструктуры, которые есть на Западе. Там задолго до нас всем этим занялись.

М. А. Безусловно, должен быть создан Совет улемов, объединяющий интеллектуалов. Орган, который бы не претендовал на чьи-то мечети, а решал бы острые теоретические и практические проблемы, необходим. На этой основе, думаю, объединение было бы очень успешным.

Я также, конечно, разделяю мнение Мухаммеда-хаджи, но хочу отметить, что нынешние исламские структуры в нашей стране, и то, как они формировались и развиваются, - это российская реальность, которую необходимо учитывать.

Разномнения в умме и отношение государства к объединению мусульман

А. М. По поводу услышанного у меня родился такой вопрос. Мухаммед-хаджи, Вы много говорили о важности объединения. Но есть хадис, что разногласия в умме – это милость Аллаха. В нашем, российском контексте, Вы как это понимаете?

М. С. В этом хадисе говорится об «ихтиляфе» как о разномнении в Исламе, но не о противоречиях. Таким образом появилось несколько мазхабов и т. д. Мы все их признаем.

Что касается России, то, чтобы нам правильно понимать разномнение, необходимо наличие множества различных структур, которые вырастут в силу потребности снизу. Пирамида, которая будет спущена сверху, реально не принесет желаемого.

Как правило, последняя создается для реализации чьих-то политических интересов. А для решения реальных проблем уммы необходимо, чтобы появилась реальная соответствующая социальная инфраструктура. Например, у нас в стране остро стоит проблема мусульманских детсадов. Так, там должны работать не муллы, не имам, который стоит на минбаре, а педагоги, мусульмане-специалисты из РОНО, те, кто имеет опыт в этой сфере.

Т.е., надо разделить людей по квалификации, чтобы каждый занимался своим делом. Потом уже эти структуры на взаимовыгодной основе могут объединиться в какое-то сообщество, которое сложится в умму в полном смысле этого слова.

А. М. Как Вы, Марат-хаджи, считаете, государство заинтересовано в объединении российских мусульман? Есть 2 точки зрения на данный счет. Одни полагают, что нет, т. к. тогда с ними придется считаться; другие утверждают, что заинтересовано, также приводя свои аргументы. Вы какого мнения придерживаетесь?

М. А. На мой взгляд, правящий класс действительно разделен в этом вопросе, как Вы и упомянули. Со своей стороны, я убежден, что российскому государству выгодно объединение мусульман, это в его интересах. Но опять же такие вещи не должны навязываться сверху, искусственно. Властям следует поддерживать тенденции к реальной низовой консолидации. Только последнее – жизнеспособно.

А. М. Из первой части нашей передачи пока ясно, что, несмотря на все разговоры о важности единства и проекты консолидации, проблем в достижении этого пока гораздо больше, чем успехов.

Вопросы участников беседы друг другу

А. М. Сейчас у наших гостей есть возможность задать друг другу вопросы и высказать свое мнение относительно мнений и позиций своего оппонента.

М. С. Раз уж мы говорим о единстве, для меня это связано с понятием «умма». Я для себя определил, что значит «умма» в истории исламской цивилизации. Это единое сообщество с различными институтами жизнедеятельности – образовательными, правовыми, политическими (например, в дореволюционной Думе была фракция, которая отстаивала интересы мусульман), медицинскими, экономическими и др., в том числе мечети и их работники. Вы согласны с таким подходом?

М. А. Мне близок такой подход. Я также хотел бы добавить то, что, на мой взгляд, менеджмент в исламских структурах должен вестись на основе решений коллективного руководства (шуры), например того же Совета улемов. Последний – это группа делегированных представителей от низовых структур. Они, вынося некие фетвы, будут направлять развитие тех структур, о которых говорит Мухаммад-хаджи.

А. М. Теперь Ваш вопрос оппоненту.

М. А. Я знаю, что Вы много лет стараетесь на ниве Ислама, служения людям. Расскажите, пожалуйста, о Ваших достижениях в области объединения мусульман, поделитесь практическим опытом.

М. С. Мы работаем в соответствии с российским законодательством и являемся общественной, а не религиозной организацией. «Собрание» объединяет 16 организаций в различных регионах РФ – Москва, Поволжье, Сибирь и Кавказ. Видя, что ДУМы очень ограничены в своих полномочиях, мы приняли решение их дополнить, чтобы они на местах взаимодействовали, учитывая правовые нормы государства. У нас очень хорошо идет взаимодействие с региональными религиозными организациями.

А. М. Это дополнение или все-таки альтернатива?

М. С. Ни в коем случае не альтернатива. Даже законодательно функции этих структур отличаются. У них разные ниши. Мы, как общественное учреждение, стремимся к тому, чтобы появились, например, исламские банки – мусульмане России живут сегодня по запретной процентной схеме, - детсады, школы, больницы и др. структуры, а ДУМы заняты чисто религиозной сферой. Нужны ассоциации мусульман-врачей, юристов; необходимо кого-то, грубо говоря, «проталкивать» в Думу, чтобы он мог законодательно поддержать развитие уммы. Этим всем не может заниматься имам с минбара.

М. А. А кем инициируется создание тех общественных объединений, которые входят в вашу ассоциацию? Какова схема?

М. С. В регионах есть масса активистов. Они хотят что-то делать на благо Ислама. Некоторые из них совмещают работу в религиозных структурах и в общественных организациях. Они видят, что не достаточно только религиозно-духовного рычага, общественный тоже необходим, он дает массу новых возможностей, помогает выходить на ученых, юристов, экономистов и проч. Мы находим таких людей, устанавливаем с ними контакт, привлекаем к сотрудничеству.

Наша ассоциация также уже 8 лет выпускает газету. Работает интернет-ресурс. Недавно начали издавать газету на арабском языке для арабской диаспоры и посольств, чтобы они знали о происходящем в России.

А. М. В общем, Вы работаете на то, чтобы направить энергию активистов, молодежи в нормальное исламское конструктивное русло. Теперь Ваш вопрос собеседнику.

М. С. Если Вы согласны с моим определением уммы, то как Вы реализуете это в своей практике, будучи руководителем бутовской общины мусульман, районной микроуммы?

М. А. Наша община была создана в 2005 г. Она инициировалась не сверху, сама микроумма вышла с этой идеей. Председатель - только своего рода модератор. Нашей целью является создание именно мусульманской инфраструктуры. Буду говорить конкретно – за эти годы открыты мусалля и мектеб; продвигается создание мусульманской группы в детсаду, есть у нас образованные воспитатели для этого; ведется работа по открытию исламского центра, по получению земли под мечеть.

Канонически мы признаем руководство ДУМЕР и стараемся поддерживать рабочие отношения с властью. Мы в целом действуем по следующему принципу – кто более сведущ в какой-то области, ему и отдается приоритет.

Для объединения очень важно общее дело. Только так мы будем двигаться навстречу друг другу. Люди увидят этот положительный опыт и начнут перенимать его.

А. М. Мухаммед-хаджи, а Вы как оцениваете фактор «общего дела», т.е. общих проектов различных исламских организаций, для развития объединительных процессов? Как это помогает находить общий язык? Марат Алимов говорит, что только так можно прийти к единству. Это, вероятно, даже важнее, чем интеллектуальные беседы.

М. С. Безусловно, общие проекты должны быть. Необходим мозговой штурм, надо прислушиваться к разным мнениям, идеям и замечаниям, дабы не повторить чужих ошибок. Без этого чего-то реального не получится.

Мнение эксперта

А. М. У нас есть возможность задать вопрос еще одному эксперту по телефону. С нами на связь выходит Дамир Хайретдинов - историк, этнолог.

Вопрос первый - вопрос Вам как этнологу. Российские мусульмане в большой степени разделены этнически и культурно. Есть 2 крупные группы: условно говоря, «поволжская» и «кавказская». Могут ли они найти общий язык?

Д. Х. Отношения между этими двумя группами мусульман сегодня либо не самые простые, либо вообще отсутствуют. Исторически есть две модели отношений: дореволюционная, которая предполагала доминирование татар, и, условно говоря, советская, где применялся интернационализм. Очевидно, что сегодня необходима выработка новой схемы взаимоотношений с учетом отечественного опыта и зарубежного – европейского, американского и др.

Проблема в том, что сегодня на практике выстраиванием этих отношений из мусульман никто не занимается. А правящая элита, как мне кажется, использует сложившуюся ситуацию в своих сиюминутных целях. Крайне необходима такая рабочая группа, которая хотя бы теоретически определит параметры интеграции этих двух сообществ. Это возможно и нужно делать.

А. М. Еще вопрос на этническую тему. Как Вы оцениваете влияние миграционного фактора на развитие российской уммы – с одной стороны, увеличивается численность, но, с другой, – возникают колоссальные проблемы интеграции и социализации?

Д. Х. Миграционный фактор сегодня работает только на количественные показатели. Как перевести численность в качество – большая проблема. Никто мигрантами реально не занимается. Власти также, насколько я понимаю, только в прошлом году озаботились этими проблемами. Толерантность, ксенофобия напрямую зависит от миграционного фактора, важность которого будет, безусловно, только нарастать.

Проблема в том, что не разработаны даже теоретические модели того, как выстроить общину приезжих в сложившихся российских реалиях. Я думаю, коренные российские мусульмане могли бы взять на себя эту задачу.

А. М. Согласны ли Вы, Мухаммед-хаджи?

М. С. Что касается консолидации кавказских и татаро-башкирских общин, у меня имеется очень большой опыт. В конце 80 – начале 90-х мы создавали Исламскую партию возрождения Советского Союза, в которой активное участие принимали не только татары и кавказцы, но и представители Средней Азии, в немалом количестве, которые сегодня в РФ оказались мигрантами. Мы очень легко объединились и понимали друг друга. Тогда была одна задача – создать структуру, которая отстаивала бы интересы исламского сообщества государства.

А. М. Так хорошо все начиналось, но жизнь показала, что партия не состоялась. Она развалилась…

М. С. Я показываю позитивный опыт объединения. Потом пошли процессы, не зависящие от советских мусульман – СССР разрушился. Партия исчезла, как и государство.

А. М. Т.е. я правильно Вас понимаю – интеграция всего российского общества будет способствовать объединению нашей уммы, двух ее частей?

М. С. Безусловно. Теперь по мигрантам. РФ сегодня однозначно нуждается в рабочей силе по многим причинам. Эта потребность будет только возрастать.

В Европе есть разный опыт адаптации мигрантов, особенно мусульман. Положительные стороны надо перенимать. Пресса акцентировала внимание на негативных проявлениях миграционной политике во Франции, а там, на самом деле, например, есть масса положительных моментов, принято много решений, которые были бы полезны и у нас.

А. М. Миграция – колоссальный вызов для нашей уммы. Мы и так внутренне не структурированы, не можем найти общего языка между собой, а у нас появляется еще очень серьезная проблема с миграцией, которую даже государство решить пока не в состоянии. Вы что думаете по поводу сказанного Д. Хайретдиновым, М. Саляхетдиновым? Вам, наверное, на практическом опыте в Бутово приходится сталкиваться с татарско-кавказским разобщением, с мигрантами?

М. А. Я думаю, первоочередная проблема и задача – религиозное просвещение как в среде поволжской и кавказской, так и среди мигрантов. Это решит многие сложности.

Сейчас мигранты не интегрированы в нашу умму, сказываются экономические проблемы. Но они наши братья, и надо стремиться к тому, чтобы они социализировались как часть единого российского мусульманского сообщества. В их среде сегодня идет осмысление своей судьбы, приоритетов, будущего. Со временем мигрантов также озаботят наши общие проблемы – школы, детсады, высшее образование, экономические, общественные и др. институты.

Инша Аллах, найдены будут механизмы их адаптации. Тут важную роль могли бы сыграть российские интеллектуальные исламские структуры.

Когда мусульмане России достигнут единства, и что это даст?

А. М. Мухаммед-хаджи, Ваш прогноз относительно развития ситуации. Сколько еще времени надо российским мусульманам, чтобы прийти к какому-то компромиссу, и выстроить взаимовыгодные отношения с государством?

М. С. Чем больше будет образовываться мусульманское сообщество, чем больше будет усиливаться исламская элита, тем значительнее будет понимание между госструктурами и нашей умой в целом. Это будет способствовать решению многих острых проблем в законодательных рамках. Присутствие мусульманской элиты в органах власти, в общественных палатах положительно скажется на развитии государства, особенно в свете роста мусульманского населения. Я думаю, этот процесс идет, и смотрю в будущее с оптимизмом.

А. М. Марат-хаджи, допустим, мы сошлись на определенных общих позициях. Как этим распорядиться? Для достижения каких целей необходимо это объединение?

М. А. Однозначно это – мечети; культурно-просветительские центры; образование, которое даст новые импульсы развитию мусульман России; экономические институты – у мусульман нашей страны есть деньги, но они зачастую не способствуют укреплению уммы; достижение субъектности во всех важнейших государственных процессах. Также наша задача – работать не только на себя, но и на все общество, на укрепление его нравственности, здоровья.

А. М. Из второй части нашей беседы следует, что интеграционные процессы в российском мусульманском сообществе являются одними из важнейших элементов государственного строительства. Без формирования уммы в полном смысле слова и ее конструктивного участия в жизни страны вряд ли возможно построение в РФ действительно правового социального демократического строя.

Подведение итогов беседы

А. М. Наша дискуссия постепенно подходит к концу. И в ее завершение нам хотелось бы еще раз предоставить слово нашим гостям для того, чтобы они могли вновь обозначить свою позицию по теме.

М. С. Я настаиваю на том, и мой собеседник с этим согласился, что для объединения надо создавать какие-то реальные институты, которые бы формировали в процессе реализации тех или иных проектов, направленных на удовлетворение интересов людей, умму в полном смысле этого слова. Такая работа сама нас и объединит.

М. А. Нам нужно как можно разумнее и быстрее делать шаги навстречу друг другу, собирать единомышленников. Важно также самообразование и просвещение самых широких слоев населения. Есть необходимость и создания некой рабочей группы, которая бы учитывая российские реалии, разработала бы теоретическую модель развития уммы, в том числе объединения. В конце концов, я думаю, мы придем к общему знаменателю. Сама жизнь нас заставляет это сделать.

А. М. Тут есть и другая сторона. Или мы придем к общему знаменателю, или исчезнем. Будем надеяться, что все-таки реализуется первый сценарий. Я сам полагаю, что это весьма вероятно. Но исламское единство не возникнет само собой. Достижение его - это долгий и сложный процесс. Сколько не говори «халва», во рту слаще не станет. Также и консолидация мусульман не должна ограничиваться словами. Требуются ежедневные усилия от каждого из нас.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить