Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

На каком языке совершать намаз?

News image

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Школа ислама

Как выражать соболезнование?

News image

Когда умерли мои родители (да будет милостив к ним Всевышний Аллах), самой бо...

Мавзолей Чашма-Аюб

News image

По дороге к выходу из парка Саманидов сохранился еще один интересный памятник - ...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

Авторизация




Мусульманские народы во внутренней политике советского государства в 1917 – 1921 гг
Ислам - сегодня, завтра - Ислам в России

мусульманские народы во внутренней политике советского государства в 1917 – 1921 гг

В Декларации прав народов России от 2 (15) ноября 1917 г. и в обращении Совнаркома «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября (3 декабря) 1917 г. советская власть провозгласила отказ от империалистической политики, проводившейся царским и Временным правительствами, и заявила о желании строить отношения с колониальными и зависимыми народами на началах равноправия и взаимного уважения. Оба документа оказали огромное влияние на мусульманское население как на территории бывшей Российской империи, так и в исламских странах.

«Мусульман приводили в ярость колебания Временного правительства, отклонившего требование Всероссийского съезда мусульман о создании их собственных системы образования, религиозных и военных институтов. Как бы в противоположность деятельности Временного правительства, большевики начали свою восточную политику декларацией «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока»…», - пишет Дж. Хоскинг.

«Возвращение мусульманам списка Корана халифа Османа (конфискованного в свое время царскими властями) на съезде мусульман в Петрограде в декабре 1917 г., мечети «Караван-Сарай» в Оренбурге и башни Сююмбике в Казани, а также другие подобные жесты на Кавказе и в Средней Азии произвели должное впечатление на колеблющуюся часть мусульман… Проводились съезды мусульман, на которых революционеры — большевики, левые эсеры, левые джадиды — сидели рядом с муллами. <…> Нередко в пропаганде большевиков проводился тезис о совместимости и взаимодополняемости Шариата и коммунизма. Ввиду этого часть мусульманского духовенства даже выдвинула лозунг «За советскую власть, за Шариат!» (История Востока. Т. V).

В январе 1920 г. ЦИКом Советов Туркестанской области было утверждено положение «О комиссии по согласованию законоположений и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства Туркестанской Республики с шариатом и адатом, «согласно которому в случае расхождений между законодательными актами правительства и нормами Шариата или адата последние имели большую юридическую силу. Такое же распоряжение действовало в Бухарской и Хорезмской республиках.

В целом, на начальном этапе своего существования советская власть обеспечивала мусульманам свободу вероисповедания и неприкосновенность культовых зданий и равноправие служителей культа. Однако по мере ее укрепления мусульманское судопроизводство стало ликвидироваться, и чаще стали происходить случаи перегибов на местах.

Не вызывает возражений следующее мнение Дж. Хоскинга: «Взаимоотношения большевизма с Исламом были противоречивыми. Атеизм марксистов не совместим со строгим монотеизмом Ислама в принципе. Тем не менее, многие политически активные мусульмане примкнули к тем или иным социалистическим течениям за последние десять лет перед (Октябрьской. — П. Г.) революцией. Отчасти это объяснялось сугубо прагматическими соображениями: после событий 1905 г. мусульмане увидели в социализме политическое течение, способное организовать подпольную партию, мобилизовать массы и создать реальную угрозу правительству их угнетателей… Но было и еще одно соображение основополагающего значения, сделавшее возможным принятие социалистических идей мусульманской интеллектуальной элитой: социалистическая теория обещала им братство и равенство всех народов в борьбе с западным империализмом».

Трактовка отношения большевиков к исламскому вопросу Эд. Карра носит односложный характер. Карр, на наш взгляд, слишком упрощает характер политических и религиозных институтов во время гражданской войны в России, но с некоторыми его выводами нельзя не согласиться. «Во всех этих районах (восточных окраин. — П. Г.) в конечном итоге гражданской войны, проводимой «белыми» при поддержке иностранных сил, привели к укреплению престижа и авторитета советского правительства. Едва скрываемое стремление «белых» генералов восстановить как на территории собственно России, так и на территории нерусских окраин старую систему землевладения и систему собственности на средства промышленного производства способствовало тому, что дело борьбы за советскую власть робко стало поддерживать большинство крестьян и рабочих. На нерусских территориях решимость «белых» восстановить единство Российской империи с ее традицией полного политического и культурного подчинения нерусских элементов являла собой мрачный контраст с советскими обещаниями неограниченного национального самоопределения, пусть даже обусловленного определенными политическими и социальными предпосылками».

Однако и советская власть не позволяла развиваться политическим инициативам мусульман. 8 января 1918 г. в Казани открылся II Всероссийский мусульманский военный съезд, главным вопросом которого было создание Идель-Уральской республики. Провозглашение нового государственного образования было намечено на 1 марта 1918 г., однако этого не произошло, поскольку инициатива мусульманского населения была пресечена, а наиболее активные делегаты Съезда были арестованы. Были также распущены все органы, избранные на I Всероссийском съезде мусульман. В результате подавления политической воли той части мусульман, которые видели в исламских государственных образованиях альтернативу советской власти, в последующем проводились лишь сугубо религиозные съезды.

И все же результате более гибкой, нежели у белогвардейцев, национальной и религиозной политики советской власти на фронтах гражданской войны за нее сражались национальные части мусульманских народов. Так, будущий представитель СССР в Персии, Хиджазе, Йемене и Саудовской Аравии К. А. Хакимов в 1918–1919 гг. являлся членом Оренбургского мусульманского военно-революционного комитета и воевал в качестве начальника политотдела 1-й Приволжской татарской бригады.

Вынужденные выбирать между «белыми» и «красными», мусульмане со временем перешла на сторону последних и благодаря хорошо поставленной агитационной работе большевиков, и под впечатлением интернационального состава партийных и советских органов.

Отсутствие у лидеров «белого» движения целесообразной политики в отношении религиозных и национальных меньшинств способствовало росту популярности большевиков. Так, в Крыму партия «Милли-Фирка» некоторое время сотрудничала с Деникиным, но он разогнал созванный ею курултай (национальное собрание), чем решил пресечь всякие попытки создания крымской автономии.

В результате, в Крыму возникли подпольные отряды мусульман под руководством «красно-зеленого» бюро РКП(б), а при освобождении Крыма от Врангеля в ноябре 1920 г. в составе войск М. В. Фрунзе действовал конный полк крымских татар. Также как ранее роспуск Колчаком мусульманских воинских формирований привел в начале 1919 г. к переходу многих их участников на сторону большевиков.

«Большевистская агитация воспринималась не как коммунистическое учение, а, прежде всего, как учение, призывающее к созданию такой власти, которая на практике отвечала интересам мусульманского населения. Те или иные акты Советского правительства, большевистскую пропаганду российские мусульмане воспринимали по-своему, исходя из своего исторического опыта, влияния религии», - отмечает С. М. Исхаков.

Вскоре после Октябрьской революции при Наркомате национальностей стали создаваться национальные комиссариаты, в том числе был образован и Центральный Татаро-Башкирский комиссариат, учрежденный специальным декретом от 17 января 1918 г. под названием «Комиссариат по делам мусульман Внутренней России». «Они (национальные комиссариаты. — П. Г.) были той специфической формой организации, через которую бывшие угнетенные национальности России приобщались к строительству социалистического общества. …Перед Центральным Татаро-Башкирским комиссариатом с самого начала «вполне определенно встали задачи быть проводником социалистической революции и советской власти, как выразителя ее среди мусульманских народностей России», - пишет Р. Г. Хайрутдинов.

Вообще, в 1918–1919 гг. большевики проводили промусульманскую политику, что выразилось и в создании Российской мусульманской коммунистической партии во главе с Мирсаидом Султан-Галиевым, просуществовавшей до марта 1919 г. Наибольший эффект эта политика дала в Поволжье, на Урале и в Сибири, меньший — в Крыму и на Северном Кавказе.

Первыми национальными административно-территориальными образованиями РСФСР стали именно республики мусульманских народов. В 1918–1921 гг. были образованы (в хронологической последовательности) Туркестанская, Башкирская, Татарская, Киргизская (с 1925 г. — Казахская), Горская, Дагестанская (две последние — одновременно) и Крымская автономные советские социалистические республики.

В 1920 г. на территории бывшей Российской империи в Средней Азии возникли Хорезмская и Бухарская народные республики, в Закавказье — Азербайджанская ССР. «1920 год был отмечен важными переменами в отношениях между Москвой и восточными окраинами. До сих пор советская политика была обращена главным образом на Запад, который вначале олицетворял надежды мировой революции, а впоследствии стал источником опасности для существования советского строя. Однако теперь главная уже миновала, хотя вновь ненадолго возникла в момент вторжения поляков в мае 1920 г.

После поражения Колчака и Деникина впервые представилась возможность навести порядок на территории восточных окраин и приступить к осуществлению ленинского плана сплочения революционных масс угнетенных народов Востока и революционно настроенных рабочих и крестьян России. Влияние советской политики упорно распространялось с Запада на Восток. Съезд народов Востока, состоявшийся в Баку в сентябре 1920 г., ознаменовал начало крестового похода восточных народов во главе с советскими руководителями против империализма Запада», - пишет Эд. Карр.

Последнее положение Карра несостоятельно, поскольку, во-первых, никакого «похода» восточных народов против «империализма Запада» не было вообще, а во-вторых, этот съезд «лишь имитировал внимание большевиков к Востоку. Руководившие работой съезда от имени ЦК РКП(б) Г. Зиновьев и К. Радек обращались с делегатами съезда…, «как комиссары с темной массой на крестьянских съездах». К тому же они совершенно не понимали Востока, сводя все его проблемы… «к проблеме крестьянской и территориальной» (История Востока. Т. V).

С другой стороны, точка зрения Хоскинга является отражением логики советского руководства в вопросах административной организации мусульманских окраин для предотвращения развития национальных и религиозных течений центробежного характера:

«Национальная политика Советов в мусульманских регионах прежде всего преследовала цель пресекать каждую попытку образования любой панисламской или пантюркской общности. Именно поэтому башкиры, ближайшие родственники татар… получили собственную республику. <…> В то же время татарская диаспора в других частях Советского Союза (она играла большую роль в распространении панисламских и джадитских идей) все в большей степени лишалась прав издания газет и школьного обучения на родном языке. <…> В Кавказских горах политическая раздробленность достигла своего мыслимого предела. Было создано огромное количество карликовых национальных республик в составе РСФСР… Иногда новые административные единицы объединяли народы, говорившие на абсолютно разных языках, но разделяли тех, чьи языки были родственными», - отмечает Дж Хоскинг.

Представители советской власти в ходе осуществления своей национальной политики допускали огромное количество нарушений национальных и религиозных чувств мусульман как на низшем, «полевом» уровне, так и на высшем, правительственном. Большевики заблуждались, пытаясь совершить коренное преобразование российского общества без предварительного получения объективного представления об Исламе и мусульманском обществе, тенденциях, особенностях их развития и характере связи с российским обществом в целом. Результатом становились или вооруженное сопротивление, особенно на Кавказе, или, как минимум, «социальный нейтралитет большинства мусульманского населения страны» (Исхаков С. М.), характерный для тюркских народов.

Подводя итоги четырехлетней годовщины Октябрьской революции и участию в ней татар М. Султан-Галиев в статье «Татары и Октябрьская революция» писал: «Мы должны сказать, что татарские рабочие массы и татарская беднота не участвовали в революции, но способствовали ее распространению в странах Востока…».

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить