Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

На каком языке совершать намаз?

News image

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Школа ислама

Культура Ислама: Исламская вера

News image

Ислам на арабском языке означает послушание - покорность воле Аллаха и ...

Сложный путь ученика от мрака невежества

News image

Ученику обязуется поручить учителю (муалиму) выбрать вид изучаемого ильма, так как муалим им...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

Авторизация




Почему исламофобов так пугает модернизация мусульманских институтов?
Ислам - сегодня, завтра - Ислам в России

почему исламофобов так пугает модернизация мусульманских институтов?

Исламофобы перешли в открытое наступление. Ситуация с главой Духовного управления мусульман Северной Осетии Али-хаджи Евтеевым это показала. Скорее всего, одним Евтеевым дело не ограничится – «зачистке» планируется подвергнуть весь, условно говоря, модернизационный центр, начавший складываться в последнее время в российской умме. Исламофобы хотели бы исключить даже саму потенциальную возможность для оживления и, тем более, продуктивной активности мусульман, не говоря уже о каких-то серьезных шагах вроде попыток объединиться.

Любить Ислам и мусульман, действительно, никто не обязан. Но дело в том, что спрут, пытающийся опутать российскую умму по рукам и ногам, несет серьезную угрозу уже и общегосударственным интересам безопасности и развития.

А за всем этим внимательно наблюдают «из леса».

Модернизационный центр – это конструктивно настроенные и готовые к общей стратегии неофициальные и неформальные общественные лидеры, светская мусульманская интеллигенция и, скажем так, прогрессивное духовенство, видящие путь для развития Ислама в России в консолидации всех здоровых сил, независимо от статуса и прошлых распрей. Его задача - создать реальные и эффективные механизмы и модели адаптации Ислама в условиях современной российской государственности.

Исламофобы же – это не какие-то полумифические злодеи-бармалеи, а вполне конкретные силы с политическими и финансовыми интересами, не видящие для Ислама будущего в России, отформатированной в соответствии с их представлениями.

В этом они, как ни удивительно, солидарны с т. н. «лесными» на Кавказе и всеми им сочувствующими. Они тоже не видят Ислам и мусульман как неотъемлемую часть России, российской идентичности, поэтому собственно и ведут с государством непримиримую войну.

Почему Евтеев?

Осетия могла бы гордиться, что ее ДУМ – одно из наиболее прогрессивных в России. На этот позитивный пример возможности нормального мирного развития Ислама, модернизации и интеграции новых молодых лидеров в официальные структуры (проблема, которая крайне остро стоит на всем Кавказе) с белой завистью смотрит вся мусульманская Россия.

Али–хаджи - это уникальный случай на российской мусульманской карте. Тем более, уникально, что он возглавил ДУМ на Кавказе. Впервые официальным муфтием стал молодой образованный исламский активист, представитель новой постсоветской волны религиозных деятелей.

Евтеев получил полноценное исламское образование за рубежом, прошел вдоль и поперек, пропустил через себя и переварил пылающий и бурлящий Кавказ 90-х. Став муфтием, Али-хаджи повел молодежь по пути того, что мы называем «созидательным джихадом» (легальной исламской социальной, культурной, медийной, научной и др. активности).

Такое могло быть только в Осетии, где в ДУМ много молодежи. Дело в том, что в республике по многим причинам представители среднего и старшего поколения в мусульманских кругах представлены вообще слабо, и настроены они достаточно обновленчески.

Евтеев в некотором смысле - знаковая символическая фигура. Тем более, он не «этнический мусульманин». Али-хаджи принял Ислам в молодом возрасте и стал первым «русским муфтием» в России.

Удар по Евтееву (засыл журналиста-провокатора под видом ученого, срежиссированная шумиха в СМИ, и, как итог, инициирование отставки) – это также тревожный сигнал осетинской мусульманской молодежи. Если «уйдут» даже такого умеренного и лояльного муфтия за громкие высказывания, а точнее из-за их интерпретации, то, значит, вообще нет возможности для нормальной легальной работы по развитию Ислама. Получается, любые инициативы будут рубиться на корню. Получается, единственная форма исламской активности – похороны и, максимум, свадьбы, которые будут проводить муллы пенсионного возраста. - Именно так рассуждают многие молодые ребята и девушки.

Среди осетинских мусульман была группа, которая ушла «в лес». Евтеев к ним не примкнул, а, наоборот, осудил. Поэтому, чтобы догадаться, кому будет выгодна отставка Али-хаджи в такой ситуации, кто будет собирать с этого дивиденды, семи пядей во лбу быть не надо.

Вопрос только в том, понимают ли это те, кто засылал к главе ДУМ Осетии Яну Амелину и разжег этот скандал. Или такие «издержки», как радикализация молодежи еще одного «пока еще субъекта РФ», их не волнуют, или, вообще, это и есть цель провокации?

Атака на Али-хаджи во многом была предрешена. Для исламофобов он как бельмо в глазу. Убрать его - для них дело принципа, если хотите.

Учитывая сложную юность и прошлое, о котором Евтеев рассказал в интервью, исламофобы, видимо, расценили его как самое слабое звено в модернизационной группе и выбрали первым кандидатом «на вылет». По нему бьют, чтобы запугать остальных.

Ситуация с ним очень ярко демонстрирует борьбу проекта модернизации и реакции. Отношение к этому делу – лакмусовая бумажка.

Возможно, следующей жертвой выбран Висам Бардвиль, глава ДУМ Карелии. Его «нетрадиционная» арабская национальность, тем более палестинская, не дает исламофобам покоя, не меньше, чем русская половина Евтеева. «Тяжелая артиллерия» в виде Джафара Пончаева, руководителя РДУМ Петербурга, уже начала арт-подготовку.

Вместо того, чтобы попытаться уладить семейную ссору, если уж этому деятелю, так хочется принять участие в судьбе Фатимы Вебер, данный в конец оскандалившийся одиозный «мулла» принял на себя роль «ваньки-ключника – злого разлучника», подливая масло в личный конфликт. А ведь еще несколько лет назад Пончаев предлагал Бардвилю с его управлением перейти от Совета муфтиев под крыло РДУМ (!).

Из истории вопроса

Дореволюционные исламофобы также, как и нынешние, били в две точки – консолидация и модернизация. Складывается ощущение, что многих их современных наследников не покидает маниакальное желание вернуться в страну, где Ислам был в лучшем случае «терпимой» религией, в «Россию, которую мы потеряли».

Для противодействия татаро-мусульманскому влиянию в Приволжском крае действительный тайный советник Череванский, например, представил в 1910 г. в Особое совещание по делам веры при МВД проект расчленения аж Оренбургского магометанского духовного собрания (созданного, кстати, еще Екатериной II) на несколько окружных управлений: «Едва ли полезно создавать такой мусульманский Рим (из Уфы – прим. авт.), в который должны стекаться толпы мусульман из самых отдаленных местностей».

В начале XX в. Правительство многократно выступало против модернизации не только мусульманских институтов, но и особенно образования, предлагая то усилить контроль над татарскими школами (1908 г.), то устранить изучение русского языка из мусульманских школ (1910 г.), а то и вовсе закрыть русские классы при мектебах и медресе (1914 г.). – т. к. существование светского образования у мусульман «вряд ли бы отвечало политическим интересам государства» (цитируется по протоколу Особого совещания).

Опасения исламофобских кругов явственно отразились в панических настроениях профессора Казанской духовной семинарии, автора собственной системы русификации и христианизации татар и др. народов Поволжья («просвещения язычников»), Николая Ильминского в конце 1870-х – начале 1880-х гг.: «Надвигается страшная буря мусульманская, новое нашествие, но не монгольское, а мусульманское; не дикарей из Азии, а дикарей цивилизованных, прошедших университеты, гимназии и кадетские корпуса, вспоенных прессой…».

В связи с процитированных интересно отметить, что кристаллизация взглядов одного из основоположников обновления и модернизации системы образования у российских мусульман Исмаила Гаспринского происходит именно в Москве в кадетском корпусе в окружении детей самых ярых панславистов. Отец Гаспринского служил в первопрестольной и принадлежал к роду крымских мурз, приравненных к дворянству, - поэтому Исмаил и смог попасть в столь престижное учебное заведение.

Николай Ильминский так описывал приемлемого для империи официального муфтия и его подопечных: «Для нас вот что подходящее было бы, чтобы инородец в русском разговоре путался и краснел, писал бы по-русски с порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернаторов, но и всякого столоначальника».

Иными словами, лидером мусульман России, согласно исламофобам, должен быть дискредитировавший себя темный и мелкий персонаж, который провалит любую инициативу. Добиться «окончательного решения» исламского вопроса в силу объективных причин у Ильминского возможности не было, так он стал добиваться максимальной парализации работы духовного управления.

Сам Ильминский был секретарем (что-то вроде главного помощника-куратора) при главе Магометанского духовного собрания Мухамедъяре Султанове. Это примерно также, если бы сегодня предполагаемый «единый муфтият» возглавил печально известный глава питерского РДУМ Джафар Пончаев, а его замом стал бы не менее одиозный Роман Силантьев (впрочем, де-факто оно примерно так и есть – только, к счастью, Пончаев не «единый муфтий», а, скорее, маргинальный делец городского масштаба).

Модернизация против реакции

Взамен модернизации ДУМов «спускаются» абсолютно дискредитировавшие себя фигуры вроде Джафара Пончаева и Магомедгали Хузина (пермского аналога Пончаева). Эти люди не способны влиять на мусульман в тех регионах, муфтиями которых они считаются, не говоря уже о всей стране, и тем более молодежи. Их псевдолояльность по отношению уже и к исламофобам для государства совершенно бесполезна, даже вредна. Они профанируют саму идею партнерства исламских организаций и властей в целом.

Что крайне интересно, исламофобы склонили с содействию и некоторых других представителей антимодернизаторски настроенного реакционного духовенства и даже отдельных общественных мусульманских неформальных деятелей, по непонятным причинам подписавшихся под сотрудничество.

Выдвижение Хузина и Пончаева – это очередной большой подарок «лесу». Такой козырь «Имарат Кавказ» не мог себе и представить. Его пропагандисты разнесут это по «лесным» радикальным сетям, по-своему трактуя происходящее в России: мусульманам навязывают лидеров, потерявших какой-либо авторитет в силу своих заявлений и деятельности; соответственно, блокируют развитие Ислама и какую-либо эффективную деятельности, а, значит, «наше дело правое – победа будет за нами».

Таким образом, удар по модернизации мусульманских институтов - это удар по безопасности. Это прямое провоцирования радикализации молодежи, которая не может себя найти в рамках архаичных структур и реакционных «духовных» деятелей; это подталкивание отрыва Ислама от российской государственности; это атака на выстраивание нормального диалога государства и мусульманских институтов. Подрыв модернизации – это удар по самой России, т. к. без нормализации жизни в ее исламской составляющей не будет нормальной жизни в самом государстве, Россия никогда не станет тем, чем все мы хотим, – сильной, демократической, справедливой державой.

Другого пути остановить радикализацию и направить энергию нового поколения российских мусульман, прежде всего кавказцев, в русло созидания, а не самоуничтожения и разрушения, кроме модернизации, нет. Только обновленные ДУМы и другие исламские структуры могут быть авторитетными и влиять на мировоззрение масс верующих.

Мы тут не одиноки. Мусульмане стремятся внести свою лепту в развитие и укрепление своей страны. О модернизации и консолидации говорит сегодня президент и премьер. Обеспечение их - приоритетная задача государства. Без всесторонней модернизации экономики, инфраструктуры и институтов, без консолидации общества, Россия не сможет дать системный ответ на вызовы XXI в.

Модернизация и консолидация - естественные и необратимые процессы, которые служат укреплению государства в целом, т. к. ведут к консолидации значительной части общества вокруг общегосударственных задач выживания и ответа на системные вызовы. Это два взаимосвязанных процесса, которые не только определяют будущее Ислама в нашей стране, но и в значительной степени оказывают влияние на развитие современного российского государства.

Попытки сдерживать это, на самом деле, лишь играют на руку тем, кто хотел бы, чтобы российские мусульмане не чувствовали себя хозяевами на своей земле; кто хотел бы, чтобы, как в гражданскую войну или в смутные 90-е, от здания единого государства откалывались «мусульманские» кирпичики, тем самым способствуя разрушению всего нашего общего дома.

Исламофобы исходят из того, что невписанность мусульманского сообщества в общероссийские процессы, его раздробленность и зацикленность на сугубо внутренних проблемах являются благодатной почвой для их провокаций.

Однако в наше время, в эпоху Интернета и глобализации, полагать, что возможно сдержать интеграционные процессы в умме, диалог и обмен мнениями между активистами, лидерами и учеными, формирование единого российского общемусульманского пространства и культуры, - как-то несерьезно. Надо думать не о сдерживании, а о выстраивании механизмов включения потенциала Ислама, социальной энергии мусульман, мусульманского глубочайшего наследия на благо России.

Многовекторная интеграция мусульманского сообщества России напрямую связана с процессами модернизации его институтов, обновления и поиска новых подходов в работе духовных и общественных организаций. Сегодня, как правильно отмечает Совет муфтиев, начался очередной этап в развитии Ислама в современной истории России. Закончился этап собирания, когда речь в основном шла о восстановлении мечетей и налаживании деятельности общин на местах.

Сегодня сама жизнь диктует мусульманским активистам, всей нашей умме, задачи участия в укреплении государства, в оздоровлении общества, в формировании единого российского народа и его идентичности. Сегодня перед нами задачи, лежащие в плоскости богословия, идеологии, социальной сферы, культуры и науки.

Переход на этот уровень и можно называть модернизацией. Для этого остро требуется консолидация мусульманского сообщества России. Т. е. объединение – всего лишь средство, а не цель.

Те, кто этого не понимает, те, кто хотят, чтобы мусульмане оставались в прошлом, исходя из своих личных интересов и неспособности к развитию, не только преследуют корыстные интересы, но и наносят ущерб, в конечном счете, интересам России.

Пугающая модернизация

Не объединение ДУМов так таковое, а именно консолидация на платформе модернизации, испугала исламофобов. Ключевой момент здесь заключается в следующем: отсталость и вытекающая из нее нестабильность и проблемность (радикализация, неавторитетность лидеров, неконтролируемые массы, безграмотность духовенства и произрастающая из этого неспособность участвовать в решении общегосударственных задач) мусульманского фактора в современной России необходимы исламофобам как воздух – для диффамации, очернения Ислама в нашем государстве.

На этом строится вся их концепция. В случае успешной модернизации они теряют почву под ногами и какие-либо аргументы в попытках влиять на власть. Используя нынешние проблемы в адаптации Ислама к условиям современной государственности, они пытаются доказать чиновникам, что Ислам в России не состоялся и не может состояться, по определению.

Они преподносят «болезни роста» как системные проблемы и подводят к выводу, который ими уже сформулирован: при таком раскладе - раз Ислам всегда будет фактором дестабилизации и головной боли - необходимо четко придерживаться курса на постепенное выдавливание, ассимиляцию и подавление Ислама. Проще говоря, советуют чиновникам, надо выдерживать курс на постепенное избавление от Ислама (не «исламизма» и «ваххабизма, а именно Ислама) как такового.

Поэтому исламофобы последовательно добиваются, чтобы: официальные исламские институты в России оставались в своем развитии на уровне советского времени, а общественные, вообще, перешли бы на полулегальное и нелегальное положение; духовенство и дальше было бы неграмотным, реакционным, вопиюще некомпетентным в Исламе, не авторитетным и несоблюдающим; не велось бы никакой работы в сфере исламского просвещения, кроме обрядов – похорон и свадеб; чтобы сохранялась постоянная вражда, и ситуация раскола стала необратимой, т. е. хронической родовой травмой «современного российского Ислама».

Кроме того, исламофобы пытаются донести властям, что светская мусульманская интеллигенция и неформальные лидеры «плохому научат» «официальное духовенство». Соответственно, надо затянуть ремни контроля и опекать муфтияты пуще прежнего, а интеллигенцию и общественность максимально отдалить от ДУМов, усиливая между ними пропасть взаимного отчуждения.

Исламофобы вообще хотят доказать властям и обществу, что Ислам, в принципе, не способен вписаться и адаптироваться к российской государственности. Отсюда и постоянные проблемы с мусульманами, ссылками на которые они иллюстрируют свою концепцию. В этом, как ни удивительно, они едины с «Имаратом». «Модернизаторы» же говорят и делают как раз обратное этим двум и за это постоянно получают «по шапке» с самых разных сторон.

Лучше рано, чем поздно

Формирование уммы, исламское пробуждение в России - процесс необратимый. Точка невозврата пройдена. Это долгосрочное явление, к тому же подстегиваемое глобальным исламским возрождением. Российское государство жизненно заинтересованно в выстраивании модели эффективного и конструктивного функционирования Ислама в его рамках.

«Модернизаторы» именно это и предлагают, и делают. Исламофобы же и «лесные» хотят, чтобы ничего подобного никогда не было. По разным причинам, те и другие не хотят видеть Ислам в России.

Но никуда от растущей российской уммы не деться, сколько бы кто ни предлагал безумные прожекты. Еще 5-10 лет максимум ее удастся сдерживать, может быть, но потом накапливающаяся энергия все равно вырвется наружу, только с негативными последствиями. Рано или поздно придется выстраивать нормальную работающую систему взаимоотношений с исламскими институтами.

Чтобы избежать будущих осложнений, лучше это делать рано, чем поздно. Государство, российский народ и «модернизаторы» заинтересованы, чтобы рано. Исламофобы и «лес», чтобы поздно, или, лучше, вообще, никогда.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить