Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

На каком языке совершать намаз?

News image

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Школа ислама

Исламская модель взаимоотношений между р

News image

В наше время часто можно слышать от взрослых нарекания: дети их не по...

Спасительный пожар

News image

На берегу моря была деревушка. Всё мужское население на несколько дней ух...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

Авторизация




Рождение российской уммы, как серьезный повод задуматься
Ислам - сегодня, завтра - Ислам в России

рождение российской уммы, как серьезный повод задуматься

То, что происходит сегодня на наших глазах в мусульманской среде - я имею в виду не только наметившийся консолидационный процесс, но весь спектр проявлений исламской активности, роста сознательности и уверенности в себе и своих силах – это, по сути, рождение российской уммы. Из рыхлой и предельно фрагментированной социальной среды вырастает единый организм, связанный воедино множеством видимых и невидимых нитей.

Уммастроительство - долгий и болезненный путь. Он растянется еще на многие и многие годы. Много шишек еще будет набито и много еще чего предстоит решить, сказать и выслушать, приобрести и потерять. Но, кажется, точка невозврата уже пройдена. Это и надо назвать самым важным итогом уходящего 2009 г.

Рождение уммы больше не получится сорвать или сдержать, постоянно загоняя ее обратно в утробу истории. Инша Аллах! Кто-то это приветствует, кто-то сильно напрягается. Но в интересах государства и общества постараться определить верный вектор для поиска места Ислама в развитии России.

Развилка. Три пути

Помните русский былинный герой постоянно оказывается на перепутье: на право пойдешь – одно получишь, налево – другое, прямо – еще чего-то. Вот так же и мы сегодня выбираем из трех стратегий в отношении Ислама, которые грубо можно обозначит как «растворение», «адаптация» и «сдерживание».

Концепцию «растворения» четко выразил Роман Силантьев, называющий себя исламоведом. Комментируя выход одной своей книги, не ссылаясь на источники, он прямо заявил, что «ассимиляция этнических и религиозных меньшинств является неизбежным процессом в любом обществе, а в России она еще и ускоряется за счет деятельности экстремистов... После каждого теракта тысячи, а может быть, даже десятки тысяч людей из числа этнических мусульман принимают крещение».

Главный тезис Силантьева, который четко заявлен в его книгах, состоит в фатальной необратимости «православизации» и русификации всех российских народов. Поэтому, советуют он и его коллеги властям, нет смысла напрягаться со встраиванием Ислама в ткань современной отечественной государственности, т. к. мусульмане все равно постепенно растворятся в русском православном народе, а Ислам уйдет с исторической арены.

Силантьев изображает исламское возрождение в России как процесс сугубо негативный и угрожающий национальной безопасности. Все муфтии, судя по его книгам, жулики, уголовники, интриганы, скандалисты, неграмотные бездарности и проводники враждебных РФ интересов; мусульманская общественность – это, вообще, сборище сумасшедших и экстремистов; обычные прихожане – темная ни на что путное не годная масса, ведомая вышеуказанными «вредными персонажами».

В общем, подсказывается вывод, Ислам (не какой-то там «исламизм» или «ваххабизм», а именно Ислам в целом) в новой России не состоялся, толку от него никакого – наоборот, одни проблемы, большие и маленькие. Соответственно, надо поддерживать тенденции его постепенного растворения и выдавливания из страны. Так проблемы с мусульманами решаться сами собой.

Фактически, это возвращение к доекатерининской политике в отношении Ислама, ключевым моментом которой была христианизация любыми средствами, включая насильственные. Последнее Силантьев и те, кто сделал его своим рупором, к счастью, себе позволить не могут. Поэтому их стратегию «растворения» можно назвать мягким вариантом того, что было до середины XVIII в.

Как переходная стадия предлагается выдавливание Ислама в «места компактного проживания народов его исповедующих», в том числе репрессивными методами; затем де-факто, а, может, и де-юро (кто знает?), придание ему статуса не равноправной (как по Конституции), а «терпимой» религии. Т. е. речь идет о восстановлении ситуации до революции 1905 г.

Кстати, у исламофобов-христианизаторов есть общее и с коммунистическими безбожниками, как они себя сами называли. На определенном этапе в Советском Союзе, примерно с середины 20 по 1942 – 1943 гг., также, как и в доекатерининской империи, официально декларировалась политика искоренения Ислама, правда как и любой другой религии.

С другой стороны, есть менее заметная стратегия «адаптации». Я называю это комплексной программой по решению «исламского вопроса» в России. Иными словами, необходимо практическое признание со стороны государства и всего общества роли Ислама и мусульман в нашей стране, в той мере которая соответствует их вкладу в строительство общего дома. Сюда же следует отнести отказ от исламофобии в любых формах и создание механизмов включения потенциала российских мусульман в решение основных проблем государства.

Для решения «исламского вопроса» требуется, если не нацпроект, то нацпрограмма - точно. Слишком глубоки раны и трещины. Проблемы копились, загонялись внутрь и замалчивались даже не десятки, а сотни лет.

Вторая стратегия предполагает окончательную и позитивную интеграцию и адаптацию Ислама в ткань российской государственности и цивилизации на неких взаимовыгодных договорных условиях. В рамках данного подхода состоялись все значимые события последних лет – от вступления в Организацию Исламская конференция до создания при поддержке властей Фонда поддержки мусульманской культуры, науки и образования.

Указанные два подхода взаимоисключающи. Зачастую они реализуются параллельно друг от друга, создавая у наблюдателей шизофренический эффект. Но и там, и там, не хватает системности, четкости и глубины.

Что интересно, в результате этого противостояния, как некий компромиссный вариант, или сама по себе, стихийно сформировалась еще одна стратегия. Она направлена на сохранение статус-кво – на сдерживание развития Ислама, на консервацию, замораживание и откладывание вопроса о его конечном статусе и роли на максимально далекий срок. Надо признать, что именно этот подход и является доминирующим.

Видимо, кажущиеся гораздо более важными государственные задачи заставляют многих быть поборниками такой линии. «Сдерживание» Ислама внутри страны направлено на то, чтобы он, как полагают в тех кабинетах, где принимают решение, не мешал и не путал карты при решении «серьезных вопросов». По крайне мере, пока, до лучших времен.

Лишь при эскалации насилия на Кавказе или в других экстремальных обстоятельствах возникает моментная и опять же стихийная тяга к стратегии «адаптации». Но в силу многих причин, в том числе по вине самих мусульман, запала на долго не хватает. С другой стороны, на определенном фоне проявляется и тенденция к переходу на «растворение», что также ситуативно.

Не сформулированная на словах, не проработанная научно, но живущая в головах, концепция «сдерживания» - это современное переложение того, что Екатерина II предложила, поняв бесперспективность полного искоренения Ислама в Империи. Отнюдь не по доброй воле, а под давлением многочисленных восстаний и тысяч жертв, она легитимизировала присутствие мусульман и их религии в государстве, но постаралась всячески ограничить их развитие. Такая же линия, только местами более жесткая, реализовывалась в Советском Союзе после изменения Сталиным политики в отношении религии.

И сегодня ничего более подходящего в отношении Ислама у нас, по большому счету, пока не найдено. По сути, мы живем по тем принципам, которые заложила дальновидная немка на русском престоле. Да, ее решение о создании Оренбургского духовного магометанского собрания и, вообще, весь комплекс мер в отношении мусульман оказались для государственно-исламских отношений, наверное, самыми важными за всю их многовековую историю.

Перспективы

Концепция «растворения» уже много сот лет назад доказала свою историческую ошибочность. «Сдерживание» всегда давало сбои и не достигало всех поставленных целей, особенно это стало очевидным в начале XX в. Эта идея, реанимированная на нынешнем этапе, по большому счету, уже тогда себя изжила.

И сегодня при всей прагматичности и эффективности концепции «сдерживания» даже не особо дальновидным наблюдателям бросается в глаза ее ущербность в силу хотя бы миграционных и демографических факторов, а также - что, может быть, самое главное - в силу рождения и роста на наших глазах российской уммы, подстегиваемой глобальным исламским пробуждением. А это значит, что у второго из описанных выше подходов альтернативы нет, даже просто с точки зрения real politic.

Процесс исламского пробуждения имеет общепланетарный характер. Умма пробуждается от почти трехсотлетнего сна и стагнации, и это касается российской ее части, как и любой другой. У нас, конечно, есть своя специфика («традиционность»), но оторвать от мировой уммы нас невозможно, тем более в век глобализации и Интернета. Именно это отличает коренным образом ситуацию с Исламом в России в XXI в. от того, что было в XX, XIX, XVIII или, тем более, еще раньше.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить