Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

News image

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко...

На каком языке совершать намаз?

News image

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт...

Зачем мы боимся смерти?

News image

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. ...

Школа ислама

Основы Ислама

News image

1. Иман – вера во все, что ниспослано от Аллаха. 2. Ислам – ...

Падение нравов

News image

Даже те, кому осталось, может, Пять минут глядеть на белый свет, Суетятся, ле...

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

News image

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но ...

Мусульманские имена

News image

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад - награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер ...

Авторизация




«Исламский вопрос» в России приобретает особую остроту
Ислам - сегодня, завтра - Ислам в России

«исламский вопрос» в россии приобретает особую остроту

На фоне активизировавшимся вслед за войной в Южной Осетии системным давлением на Россию, перетекающем в открытую «холодную войну», просто поразительно поведение некоторых силовых групп правящей элиты и «официального мусульманского духовенства».

Как ни странно, своими неуклюжими действиями в сфере т. н. «борьбы с терроризмом» силовики подыгрывают американцам. Можно долго гадать о том, как это получается, но, де факто, картина обстоит именно так.

Казалось бы, после нападения режима Михаила Саакашвили на Цхинвал все встало, как никогда, на свои места. Ясно – кто наш друг, а кто – враг.

Это не говоря о том, что, вообще-то, последнее время курс власти и риторика явно стала меняться. Если раньше основной темой была борьба с терроризмом, то сегодня президент и премьер назвали основной бедой России коррупцию. Победа над ней – национальный приоритет.

Однако силовики устами высоких своих представителей продолжают твердить о щупальцах «исламского террористического интернационала», опутавших России, об эмиссарах Бин Ладена на Северном Кавказе и агентах Муллы Омара в Башкирии. Дело дошло до того, что близкая к соответствующим группировкам в элите «желтая» газета «Твой день» делает вброс о якобы предотвращенном готовившемся гастарбайтерами совместно с «Аль-Каидой» теракте в Москве, на Красной площади (!). Это только самые значимые моменты. Еще была куча аналогичных более мелких.

Интересно, что это активно подхватывают многие наши СМИ, причем как государственные, официальные, так и либеральные, почти оппозиционные и «оранжевые». Они продолжают линию начала 2000 – х на гиперболизацию «исламской угрозы», словно не было ни войны в Осетии, ни Мюнхенской речи Владимира Путина, ни вступления в Организацию Исламская конференция.

Как понимать силовиков? То ли это нежелание менять что-то в отлаженной и оправдывающей себя, как кому-то кажется, схеме работы, долгие годы приносящей бюджеты и звездочки; движение по пути наименьшего сопротивления?

Но у некоторых экспертов есть и другое мнение, относительно этой «старой песни». Максим Шевченко, член Общественной палаты, ведущий Первого канала, говорит о давних связях наших силовиков и американских неоконов, затеявших глобальную антиисламскую компанию.

Не исключено, что правы те, кто говорит, что, возможно, некоторые группы силовиков смотрят в недалекое будущее, пытаясь обезопасить себя на тот случай, если противостояние Западу окажется не состоятельным.

Такого рода политика, вероятно (что, кстати, под большим вопросом), окажется оправданной для тех, кто ее проводит. Но, что совершенно очевидно, это вредит российскому государству и тем высшим руководителям РФ, которые стратегически смотрят на ее будущее. Из под их ног просто убирают часть политической почвы, грубо говоря, подставляют.

Но все вышесказанное отнюдь не означает, что проблем в мусульманской среде и с Исламом в России вовсе нет. Речь о другом. Надо отказаться от линии на «борьбу с исламским экстремизмом» в пользу стратегии решения того, что можно назвать «исламским вопросом».

Первое – это сиюминутная политтехнология, в топку которой, к сожалению, периодически попадают реальные люди и получают вполне реальные, а не политтехнологические сроки. Второе – подлинная государственная работа.

«Исламский вопрос» в России больше не может восприниматься как второстепенный. Необходимо признание со стороны государства и всего общества той роли Ислама и мусульман в нашей стране, которая в полной мере соответствует их вкладу в строительство общего дома. Сюда же следует отнести отказ от исламофобии и создание механизмов включения потенциала российских мусульман в решение основных проблем государства.

Реально это проблема государственной важности. Чем быстрее мы это поймем, тем лучше. Необходимо сегодня начать заниматься этим вопросом, иначе завтра он сам встанет ребром –любое развитие натолкнется на проблему идентичности России, на неизлеченные болезни многомиллионного, постоянно увеличивающегося сообщества страны.

Для решения «исламского вопроса» требуется, если не нацпроект, то нацпрограмма - точно. Одними приглашениями муфтиев и выделением средств на мечети тут не обойтись. Слишком глубоки раны и трещины. Проблемы копились, загонялись внутрь и замалчивались даже не десятки, а сотни лет.

Экстремизм – лишь один из моментов в пакете «исламский вопрос в России». Можно сколько угодно латать дыры, делать вид, что все налаживается, но реальная ситуация без действительно стратегического подхода будет еще дальше только усложняться. Особенно это становится острым в условиях развивающегося давления с Запада и усугубляющегося финансового кризиса.

Нужна системная и глубокая работа по адаптации Ислама. Конечно, это должно идти в рамках формирования единой гражданской политической российской нации, в которой мусульмане будут признаны неотъемлемой и одной из важнейших составляющих; исторического примирения расколотых частей российской цивилизации; создания единой общегосударственной идентичности и одной картины истории страны. Но есть в данном случае и своя, «мусульманская», специфика.

В уходящем году многое по решению «исламского вопроса» начали делать. Важность мусульманского просвещения и образования признана государством на самом высоком уровне. Созданы соответствующие структуры поддержки. Все это только можно приветствовать.

Однако, как всегда это бывало в нашей стране, все еще необходим вклад глав государства. Непосредственно личный. Так уж повелось у нас в стране, что подобные проблемы без высших лиц не решаются. Речь идет о чем-то символическом и знаковом, что не требует, кстати, многих затрат, но дает колоссальный психологический эффект. Например, посещение президентом и премьером мечети в день исламского праздника, проведения ифтара (разговения в Рамадан) или конкурса чтецов Корана в Кремле с участием руководителей страны.

Именно этой «soft power» («мягкой силы»), которой филигранно пользуются британцы, в том числе в отношении своих граждан-мусульман и исламского мира в целом, в России не хватает. Идеологии «ухода в горы» можно противопоставить только другую идеологию. У нас же все больше как-то принято ставить на «hard» вариант, а когда жесткая сила не дает результата - делать вид, что все идет по плану, все нормально, мол, так оно и должно было быть.

Кроме того, давно пора понять, что мусульманское сообщество, при всей традиционности «нашего Ислама», все-таки отличается от православной Церкви. Здесь нет таинства священства, духовного лидера нельзя «спустить сверху» в силу рукоположения, его легитимность строится на накопленном годами авторитете. На таких, пользующихся влиянием лидеров, как официальных, так и общественных, надо делать ставку. Как бы это было кому-то не было неудобным.

Сама жизнь в очередной раз доказывает правильность таких выводов. От муфтиятов и их руководства власти сегодня требуют реального продукта, чего-то, что будет оказывать влияние на развитие мусульманского сообщества России, в особенности молодежи. Время спектаклей, маскарадов и имитации бурной деятельности прошло.

Но за эти годы муфтии привыкли быть неким олицетворением «мусульманского духовного начала» для общества и государства (все больше для второго), т. е., по большому счету, ничего не делать. Возьмите статистику – ДУМы, за редким исключением, практически не издают книг, не проводят значимых мероприятий, не выносят фетв (богословско-правовых заключений), не ведут социального служения и проч. Если что и появляется, то в подавляющем большинстве случаев это не результат деятельности «официального духовенства» а «благословение» и «одобрение» работы общественных объединений и активистов.

Бывает и хуже. Так, говорят, что Центральное духовное управление мусульман во главе с Талгатом Таджутдином издало последнюю свою книгу еще в Советском Союзе. Боюсь, что это вообще единственный реальный книжный продукт ЦДУМ. Если это и не точно, то в любом случае таковых у данного духовного управления вряд ли превышает число пальцев на руке. Зато в плане требований запрета той или иной литературы ЦДУМ «впереди планеты всей».

Поэтому многим ДУМам, конечно, не хотелось бы разрушать статус-кво. Они тянут все снова к декорациям и имитации: «Остановись мгновение, ты прекрасно». Но в нынешних условиях это, как бы пафосно не звучало, угроза безопасности страны. Это игнорирование окружающей действительности со всеми ее серьезными проблемами для будущего государства – от давления Запада до финансового кризиса.

Запад не откажется от использования проблем с Исламом в России (последний доклад Госдепа о религиозной свободе это показал) во всей их полноте - от несовершенства в структурировании мусульманского пространства и исламофобии в СМИ до перегибов силовиков. Без решения этих проблем выдержать системное давление будет сложновато. Также и экономический кризис, который рано или поздно скажется на политической ситуации, вновь актуализирует «исламский вопрос».

Сегодня важно однозначно определиться и четко проводить линию в отношении Ислама. Конечно, хотелось бы, что бы это было в интересах государства и всех ее народов.

За последние годы у нас тут просматриваются две взаимоисключающие и параллельные стратегии.

Первая предполагает выдавливание Ислама в «места компактного проживания народов его исповедующих», в том числе репрессивными методами; де-факто, а, может, и де-юро (кто знает?), придание ему статуса не равноправной, а «терпимой» религии, т.е. речь идет о ситуации до революции 1905 г. Некоторые представители «официального мусульманского духовенства», кстати, вполне согласны с таким, «силовым», вариантом, видя в нем возможность сохранить нынешнее свое положение.

Вторая стратегия все-таки ориентирована на решение в той или иной мере «исламского вопроса». Она где-то предполагает окончательную и позитивную интеграцию Ислама в ткань российской государственности и цивилизации на неких взаимовыгодных договорных условиях. В рамках данного подхода состоялись все значимые события последних лет – от вступления в ОИК до создания при поддержке властей Фонда поддержки мусульманской культуры, науки и образования.

В последнем случае (да, к счастью, и в первом тоже) не хватает системности, четкости, глубины. Видно, у тех, кто стоит за этими стратегиями, есть дела, как им кажется, поважнее.

Но сегодня требуется глубокое осознание того, что «исламский вопрос», или как угодно по-другому назовите этот комплекс проблем, пусть не и такой важный, как ЮКОС, Южная Осетия или финансовый кризис, но, тем не менее, он заслуживает не меньшего внимания, чем спор каких-нибудь видных хозяйствующих субъектов.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить